left

Новая «Мекра» — занятие во вторник

Завтра, во вторник 26 апреля, будет первое после долгого перерыва занятие «Мекры». Теперь занятия будут анонсироваться заранее за 1-2 недели, в анонсе будет указываться решаемая проблема. Любой неравнодушный волен прийти на объявленное занятие.

Лишь в этот раз задание заранее объявляться не будет. Пусть оно будет сюрпризом. Скажу лишь, что постановка задачи будет несколько шире, нежели это бывает в реалиях коммерческого дизайнера. Думаю будет интересно, полезно и увлекательно.



Встречаемся в в 18.00 в аудитории 212 «Русско-британского института управления» (Челябинск, Ворошилова 12).

Если вас вдруг остановят на проходной, скажите, что «идете на занятие методологического кружка в 212-й, руководитель — Лапидус». В крайнем случае, наберите меня — +7 919 340-88-25.
left

Город «исключительной физиономии»

Вот и Экклезиаст говаривал: «Нет ничего нового под солнцем». 1990-е до сих принято называть «лихими» — но «все что есть — уже было в веках, бывших прежде нас». Вот собиратель народной музыки Юлиус Наполеон Вильгельм Хартевельд, много путешествовавший по России конца XIX века, рассказывает — как все было.

«Мне пришлось побывать во всех городах европейской и азиатской России, был я и на Кавказе, но, смело ручаюсь, что ни один город не носит такой поразительной и исключительной физиономии, как Челябинск. Если вы читали гениальные рассказы Брет-Гарта о жизни и нравах дальнего запада Америки, то вы получите представление о нравах в Челябинске .

Это «вольный город» для которого закон не писан... Закон каждый носит с собой в кармане в виде браунинга, так как с наступлением темноты без такого «аргумента» никто на улицу не выходит... У меня посейчас хранится афиша концерта, где напечатано, что «для безопасности публики по возвращении ее домой из концерта будет выставлена воинская охрана».

Борис Гребенщиков, «Аэростат», выпуск 301 «Юг, Север и другие».


left

(no subject)



Сегодня папе исполнилось бы 64, как в известной песенке битлов. Он мне открыл их и этот мир.
Пару лет назад выкорчевали дерево, которое он посадил. Как бы в знак того, что всё тленно в этом мире.
Но мы помним. Всё не зря.
Всё не зря, пап.